Особенности современной российской преступности и борьба с ней.


Вывод о том, что между тенденциями преступности и социально-экономического развития в мире в целом и в отдельно взятой стране нет скорых, жестких, однозначных и прямых корреляций, очень важен для понимания сложной причинности в криминологии в современных условиях.

Вопрос окончательно запутывается, если реальные криминогенные процессы в обществе и фактический контроль преступности никак, ни с чем и ни кем не соотносятся и не согласовываются. В связи с этим на законодательном и управленческом уровнях они нередко формируются не только и не столько в интересах безопасности народа, общества и государства, сколько для демонстрации демократизма, а также по законам «купли-продажи», теневого лоббизма, корпоративной выгоды, личностного должностного (депутатского) самоутверждения.

Конкретные реалии российской преступности и борьбы с ней имеют ряд характерных криминологически неблагоприятных особенностей.

Во-первых, в стране идет социально-психологический процесс интенсивного привыкания населения к растущей преступности, в том числе и к ее относительно новым и особо опасным формам – организованной, террористической и коррупционной. Два десятка лет тому назад череда организованного кровавого терроризма, массовых захватов заложников, работорговли, непрекращающихся публичных заказных убийств, многомиллионных мошенничеств и открытая беспрецедентная и циничная коррумпированность высших государственных должностных лиц глубоко шокировали бы россиян. Ныне они видят это почти ежедневно и принимают как данность. Вспышки возмущения в СМИ по резонансным преступлениям мимолетны, без серьезных выводов и уж тем более без реальных мер-последствий. Преступность приводит в негодование многих только тогда, когда они оказываются потерпевшими. Осознание обыденности криминала порождает безысходность и понимание бесполезности борьбы с ним.

Таким образом, защита народа от различных форм преступности, судя по всему, не входит в актуальную политику властей. Причин может быть несколько: желание выглядеть либеральными, правовое бессилие, отсутствие политической воли, «боязнь, что ничего не получится», и привыкание к преступности. Последний фактор наиболее понятный и самый разрушительный. Привыкание к преступности деморализует и народ, и власть, снижает реальные возможности противодействия криминалу.

Во-вторых, в виртуальном кино-телемире, прессе, а сейчас и в интернет-мире непрерывно идущих криминальных картин, шоу-представлений и журналистских изысков показывается и рассказывается то же и даже страшнее того, что существует в реальной действительности, и это вызывает у раскрепостившегося народа массовый интерес. Популярность бандитских боевиков, «мокрухи», «чернухи» и «порнухи» стоит на одном из первых мест. И этому есть некоторое социально-психологическое объяснение. Американский писатель Джон Стейнбек в «Путешествии с Чарли в поисках Америки» пишет, что мы любим добродетель, но нас больше интересует не честный бухгалтер, верная жена или серьезный ученый, а бродяга, шарлатан, растратчик, преступник, бандит и т. д.

Современные пресса, кино, телевидение, попса и набирающий огромное влияние Интернет умышленно или по неведению пытаются (особенно в России) вернуть человека к примитивному исходному состоянию. А поскольку это может быть близко к его исходной природе, он к этому тянется. Аудитория такого интереса огромна. Основным же критерием успешности кино и телевидения являются не ближайшие и отдаленные криминальные и аморальные разрушительные последствия, а рейтинг, а с ним прибыль, сверхприбыль, «чистоган». «Самый кассовый фильм» – высший критерий современного киноискусства, а он прямо и непосредственно зависит от уровня «балдения» систематически зомбируемых масс.

«Российская газета» в статье под заголовком «Назад, в Средневековье!» жалуется: «Когда эфир заполняют сплошные боевики, страшилки, сериалы, реальные шоу,… так и хочется призвать на помощь матушку-природу, чтоб она пощадила нас, грешных, и вразумила не портить человеческий разум некоторыми зрелищами». В нашей стране в последние десятилетия «все разрешено, что не запрещено», а запреты считаются возвратом к тоталитаризму. Круг замыкается.

Таким образом, и объект, и субъект легко находят себя в этом порочном круге. А российские власти, несмотря на требования истинной отечественной интеллигенции и положительный опыт в этом деле многих европейских стран, боясь упреков в ущемлении «свободы криминала», практически бездействуют. Лишь в последнее время робко стали вырабатываться нравственные антикриминогенные нормы сообществами самих журналистов, кинематографистов и телевизионщиков. Но криминальная «зараза» уже укоренилась в сознании и даже в подсознании нынешних поколений, и одними увещеваниями ее не остановить. Привыкание и интерес к криминалу, особенно среди подростков и молодежи, – очень опасные и долгосрочные социально-психологические криминогенные тенденции.

В-третьих, доминирующая мотивация различных видов преступного поведения утилитарна: корысть, различные формы личной выгоды, власть, месть, секс и т. д. Суть побуждений не изменилась с библейских времен, только чрезвычайно упростилась и усилилась. Согласно предсказаниям французского историка Эрнеста Ренана, сделанным более ста лет тому назад, тенденция предстоящей эпохи будет стремиться к тому, «чтобы заместить во всем моральные двигатели материальными».  И если этими мотивами руководствуются бизнесмены от культуры, то было бы наивно ждать иного от преступников. Удельный вес корысти в преступном поведении достигает апогея – 80–90 и более процентов. Процесс «окорыствования» общественных (экономических, социальных, политических, правовых и зрительских) отношений интенсивно продолжается. Корыстолюбие, дикость и примитивность человеческого поведения еще в большей мере, чем в прошлые века, становятся нормой бытия в нашу претендующую на цивилизованность эпоху. Надежды человечества на то, что прогресс, основанный на научно-техническом, демократическом, социальном и экономическом развитии, приведет к облагораживанию человеческой мотивации, практически не оправдываются. В нашей стране этот процесс стал лавинообразным.