История криминологии


Термин «криминология» впервые появился на страницах печати в конце ХIХ в., и сначала под ним понимали проблемы этиологии (т. е. исследования причин) преступности. Примерно в то же время специалистами-правоведами был сформулирован ряд представлений о сущности и предмете криминологии, которые явились основой для создания классических криминологических школ, существующих и в настоящее время. В общем виде их можно свести к пяти основным направлениям.

Представители первого направления не выделяют криминологию в качестве самостоятельной научной дисциплины, а считают ее частью уголовного права, если его рассматривать в широком смысле слова.

Представители второго направления включают в сферу криминологии изучение причин преступности, методов борьбы с нею, проблемы уголовной политики, пенологии и уголовного права. Эта концепция возникла в начале ХХ в. Ее основоположником стал австрийский юрист Ганс Гросс (1847–1915), который считал, что криминологическая наука включает в себя уголовную антропологию, уголовную социологию, криминалистику, криминальную психологию, уголовную политику, пенологию, уголовное право и ряд других отраслей науки.

Идея Гросса об объединении всех «вспомогательных по отношению к уголовному праву наук с включением науки о следствии и пенологии» в единую систему криминологии нашла отражение во взглядах ученых второй половины ХХ в.

Третье направление, создателем которого был известнейший представитель социологической школы уголовного права, австрийский юрист Франц фон Лист (1851–1919), рассматривает криминологию наряду с криминалистикой, уголовным правом и уголовной политикой как науку о преступности и ее причинах.

Четвертое направление отражает современные тенденции развития криминологических исследований. Оно рассматривает криминологические проблемы в связи с проблемами пенитенциарными, т. е. в рамках данного направления большое внимание уделяется изучению личности преступника, в том числе лиц с девиантным (отклоняющимся) поведением, и применяемых к ним мер. Этот подход наиболее широко используется в США.

Последнее, пятое направление рассматривает криминологию как науку о преступности и ее причинах. Это направление характерно для европейской правовой школы.

Первым криминалистом, призвавшим своих коллег включить в науку уголовного права исследование причин преступности, был профессор Московского университета М.В. Духовской. В 1872 г., будучи 23-летним доцентом Демидовского юридического лицея, он прочел лекцию «Задачи науки уголовного права», в которой указал, что эта наука должна изучать преступление как явление общественной жизни и его причины.

Главной причиной преступлений, по Духовскому, считается общественный строй или, как он выразился, «дурное экономическое устройство общества, дурное воспитание и целая масса других условий». Безусловно, заслугой Духовского было активное использование материалов уголовной статистики для изучения причин преступности.

Антропологическое направление уголовного права не нашло в России такого распространения, как на Западе. Из известных юристов, тяготеющих к антропологам – последователям Ч. Ломброзо, можно назвать Д.А. Дриля (1846–1910). В учении антропологов его привлекала главным образом неудовлетворенность догматическими построениями классической школы уголовного права, «забывавшей» в своих чисто юридических схемах живого человека, вставшего на путь преступлений. Дриль поставил целью своей жизни помочь этим несчастным. Отсюда его особое внимание к индивидуальным факторам преступности, которые в противоположность западноевропейским антропологам он полностью подчинял факторам социальным. Источниками преступности, по мнению Дриля, всегда являются два основных фактора – личное и социальное, причем второе определяет первое. Эта мысль проходит через все его основные работы, такие как «Преступный человек» (1882), «Малолетние преступники» (1884–1888), «Психофизические типы в их соотношении с преступностью» (1890), «Преступность и преступники» (1899), «Учение о преступности и мерах борьбы с ней» (1912).

Криминология в своем развитии прошла непростой путь, особенно труден он был в нашей стране: от полного отвержения, объявления лженаукой до признания в качестве теоретической основы как для законотворчества, так и для практики борьбы с преступностью. Лженаукой криминология объявлялась прежде всего потому, что говорила о наличии причин преступности в «самом совершенном» обществе. В течение длительного времени это квалифицировалось как клевета на социализм. В то же время давно известно, что ни в природе, ни в обществе беспричинных явлений не бывает. Все дело заключалось в том, что преступность, ее состояние, формы и методы борьбы с нею стали разменной монетой для политиков и идеологов, пытавшихся доказать наличие преимуществ социализма, выдавая желаемое за действительное. Тем самым наносился непоправимый вред и теоретическому осмыслению проблем преступности, и практике борьбы с нею, общество в целом и правоохранительные органы в частности были научно разоружены.

Однако, несмотря на разгром, которому подверглась криминология в конце 1920-х – начале 1930-х гг., позднее, в 1960-е гг., появилась насущная потребность в изучении преступности. Ученые, прежде всего специалисты в области уголовного права, стали обращаться к проблеме причин преступности уже в 1950-х гг., а в 1963 г. был создан Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности (ныне Институт проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры России). И хотя официальная идеология продолжала утверждать, что причин преступности у нас нет и что преступность лишь «пережиточное» явление, другие официальные структуры поняли, что необходим серьезный подход к проблеме. Увеличивалось и число людей, занимавшихся проблемой преступности. Укреплялись связи с зарубежными криминологами. В результате можно констатировать, что отечественная криминология в 1960—1970-е гг. вступила в период своей зрелости.